James Blake перерос электронику
12/08
Одно из самых главных событий в конце концов наступившей весны случилось: второй альбом мистера Джеймса Блейка под названием «Overgrown» вышел на карманном лейбле музыканта
Atlas и распространяется при помощи Republic Records. Подтвердил ли
24‒летний англичанин выписанный ему в 2011 году статус звезды или
все‐таки оказался героем одного лонгплея? Что в итоге взяло власть над молодым дарованием: экспериментальное техно а ля «CMYK» или нео‐соул
в духе «Once We All Agree»?
Завеса тайны приоткрылась с выходом 11 февраля сингла «Retrograde»: присущая большинству композиций музыканта лиричность из новой работы никуда не делась, и знакомое каждому из нас «воздушное» звучание, продуманное до мелочей, также осталось на месте. Более того, оно стало кристально чистым и невероятно плотным. Композиция трека, по сравнению с работами с дебютной пластинки, оказалась организована лучше, а тексты стали осмысленнее.
7 марта лейбл Джеймса 1‒800‒Dinosaur выпускает «Digital Lion», и все вновь становится запутанным. Никакого пианино или четких куплетов с припевами. Только глубокий и вибрирующий техно бас, а также нехарактерная
для музыканта активность в зоне перкуссий: снейр и хай‐хэты буквально устраивают перебивку, которая массивно разворачивается на переднем плане большей части композиции. Что это? Неужели альбома песен не будет? И как такой концептуальный композитор как Блейк мог поместить это на одну пластинку с «Retrograde»?
И вот, час «икс» настал. Настало время развеять главную интригу и услышать своими ушами, сможет ли нас удивить лондонский саунд продюсер на этот раз. Прежде чем ответить на данный вопрос, нужно обратить внимание на то, что представляет из себя «Overgrown». Это 11 (в deluxe‐версии) совершенно разных по настроению и стилю, но объединенных
неповторимой и узнаваемой манерой Джеймса Блейка, композиций.
Не лупов, как это было с первым альбомом, и даже не треков, а именно композиций. Да, все мы знаем, что молодой англичанин всегда в большей степени проявлял себя в качестве саунд дизайнера или звукорежиссера, как вам будет угодно, но никак не в роли композитора и автора слов.
Тем не менее, вторым лонгплеем музыкант четко дает всем понять: все это время он не сидел сложа руки и достиг внушительных
успехов в преобразовании характерных для него звуковых
текстур в достойные, проникновенные, атмосферные и целостные работы.

Конечно, главный козырь альбома — «Retrograde». Эта мощная баллада свергает основной хит молодого продюсера «Limit To Your Love» с первого места и становится лучшей поп‐ориентированной вещью в его дискографии. Безусловно, история о влюбленном, которому Блейк советует забыть
про всех и жить в своем маленьком придуманном мире, сама по себе крайне сильная. Но Джеймс не останавливается только на ней и на своих излюбленных коронных мурлыканьях в микрофон. К своему привычному вокальному музицированию фальцетом он добавляет почти надрывом спетый припев. Ко всему прочему, англичанин неожиданно демонстрирует до этого момента незнакомый слушателям регистр своего голоса: фраза «We are alone now» спета им необычайно низко.
В один ряд с «Retrograde» встает другая баллада — «To the Last». Минималистичность звукового оформления не помешала на этот раз пронзительному и повзрослевшему голосу музыканта, который превратился из дополнительного инструмента для создания аудио‐текстур едва ли не в его самое сильное место, создать
проникновенную и погружающую в размышления атмосферу: в момент прослушивания перед глазами сразу всплывает сцена влюбленных, которые, держась за руки, разбегаются и вместе спрыгивают вниз с обрыва. Надо отдать Блейку должное, такие мощные ассоциации просто так не появляются.
«Life Round Here» — определенно новое веяние в творчестве саунд продюсера. Здесь он своего рода Джастин Тимберлейк, исполняющий «Cry Me A River». Только, в отличие от грандиозно вернувшегося поп‐певца, нашему герою Тимбалэнд не нужен: он и сам прекрасно справляется со всем продакшеном. Тем более, что его биты звучат намного актуальнее просроченных аранжировок американского хитмейкера. Но все‐таки, ощущение того, что молодой музыкант вдохновлялся именно «Cry Me A River», не уходит: слишком уж похожую драм‐секцию он прописывает.
Открывающая одноименный лонгплей композиция «Overgrown» — работа несколько другого плана. В ней Блейк исследует практически неизведанную им территорию. Если до этого саунд продюсер уже
писал и поп‐боевики со стандартной схемой «куплет‐припев»,
и экспериментальные техно‐изыски, которые были полностью подчинены определенной концепции, то эта неспешная баллада — глоток свежего воздуха для Блейка, потому что, в отличие от большинства работ музыканта, она не имеет циклической формы. Взамен здесь присутствует кульминация,
к которой вся композиция стремится с самого начала и которая ждет слушателей только в финале.
Трек «I Am Sold» — результат наложения этого необычного для музыканта принципа построения работы, взятого из «Overgrown», на свой отточенный
в первом альбоме задумчиво‐меланхоличный саунд. Получился эдакий «To Care» версии 2.0 — больше нео‐соула, вокала и меньше минималистичной холодной эстетики пост‐дабстепа.
В лонгплее также представлены песни в классической для этого композитора стилистике: «Dlm» (сокращение от Don't Let Me) и «Our Love Comes Back» — соединение знакомого каждому из нас сладкого мурлыкания Блейка и аутентичных, но при этом безумно красивых партий пианино. Здесь ничего нового со времен «A Case Of You» не появилось. Да и зачем? Тем более, что просто так инди‐музыкантов со своеобразным звучанием
на Universal не берут.
 
Зато композитор отыгрался на оставшейся части альбома. Про вибрирующее техно «Digital Lion» уже было сказано, а вот выполненный в эстетике тек хауса «Voyeur» должен стать для слушателей большой неожиданностью. Это необычное соединение блейковского музыкального эстетства с грубостью танцпольного боевика. И, вопреки обычной ситуации, когда рассчитанный сразу на несколько разных аудиторий трек проваливается и в чартах,
и на танцевальных площадках, «Voyeur» не проиграет в вашем айподе
по прослушиваниям песням Atoms For Peace и в то же время будет достойно звучать в андеграундном клубе после треков Нины Кравиц.
Совсем уж странной выглядит коллаборация Джеймса Блейка с RZA в треке «Take a Fall For Me». Музыкант и раньше любил заигрываться с реперами,
в том числе выпустил отличную виниловую пластинку с ремиксами на Trimbal в конце прошлого года, но такого откровенного хип‐хоп минуса вместо полноценной аранжировки от него не ожидал никто. Видимо, расстаться со своей страстью к проработке одного хорошего лупа на всю композицию ему так и не удалось. Впрочем, даже эта работа вполне вписывается в концепцию альбома и не только не портит впечатление от него, но и добавляет совсем новых красок в палитру ощущений привыкшего к звуку Блейка слушателя.
«Every Day I Ran» — хоть и бонус трек, но без него этот альбом
определенно не будет звучать цельным и законченным. Это уже не песня,
а звуковые текстуры, нанесенные на одно «полотно», наполненное
шумами и всевозможными эффектами. Здесь на замену мощным вокальным партиям, характерным для остальной части альбома, приходят абстрактные утопленные в собственном эхе обрывки фраз, а вместо пианино и лиричных баллад — меланхоличная апатия, точь‐в‐точь как в работах Моби 2000 года.
После прослушивания «Overgrown» можно с уверенностью сказать, что Джеймс Блейк перерос электронику. В том смысле, что ему уже тесно
в рамках сухих и безжизненных техно и пост‐дабстеп аранжировок и он ударяется в нео‐соул, прописывает шикарные вокальные партии и начинает писать достойные стихи к своим песням — согласитесь, явление
для электроники, особенно современной, довольно редкое. При этом музыкант не теряет своего фирменного концептуального звучания,
а наоборот, вдыхает в него новую жизнь с помощью шарма nu‐soul.
Наш поклон Вам, мистер Блейк.
Пластинка доступна для заказа в iTunes и на сайте музыканта.
Добавлено: Pheoru музыка
Комментарии
нет комментариев
Прокомментировать
Предыдущая статья этой рубрики Следующая статья этой рубрики
Наверх
Яндекс.Метрика